+7 (812) 988-97-07Санкт-Петербург
Терапевтические возможности работы с глиной
11.03.2014

 

Глина в мире арт-терапии как Золушка в сказке. Она все ещё ждет, чтобы мир «открыл» её магию, красоту и способность трансформиовать источники человеческих страданий в ресурсы для инсайтов и торжества. Её темная и твердая земляная  масса, облаченная в сероватые, коричневые или терракотовые платья, с первого взгляда может показаться мало заманчивой. Прикасаясь к её холодной несговорчивой поверхности,  Вы ощущаете, как она жаждет слиться с Вашей кожей. 
                                                                                                        Sherwood, 2010 г.
zolushka

Дети всегда играли с глиной, однако не так давно она стала также доступным инструментом и для игровых терапевтов, поскольку она дарит детям естественный метод налаживания контакта и самовыражения. Этот исследовательский проект нацелен на изучение терапевтических преимуществ использования глины в игровой терапии. Я выбрала именно эту тему для исследования, потому что когда я начинала работу игровым терапевтом, я не включила в свой набор инструментов глину. Через несколько месяцев глина появилась в моем кабинете, и с самого начала мне стало ясно, что она моментально привлекает клиентов. Все они использовали глину, но, что интересно, каждый обращался с ней по-разному.

Свойства глины

 

Многие её свойства — упругость, тягучесть и конкретность — позволяют ей очень чутко реагировать на человеческие чувства. Моим клиентам нравилось трогать, расплющивать, раскатывать глину, лепить из неё и стучать по ней. Я несомненно ощутила, что она способствует продвижению клиентов в их терапевтическом процессе. Дети тянутся к глине естественным образом, она манит их визуально (Henley, 2002). Это сильное экспрессивное средство, которое идеально подходит для стимуляции развития ребенка и целостного обучения (White, 2006).

Терапевтические эффекты глины

 

Я исследовала терапевтические эффекты глины, опираясь на литературу и свой личный опыт работы с глиной в терапии. Landreth (2002) отмечает, что детям сложно выражать свои чувства вербально, ведь у детей еще не настолько развиты когнитивный и вербальный уровень, чтобы точно передавать свои переживания словами. С самого начала развития игровой терапии глина была важным инструментом терапевта (Axline, 1947;Landreth, 2002). Многие терапевты считают её одним из основных приемов изучения сложных отношений и выражения фундаментальных эмоций невербально (Freud 2006). И тем не менее, исследование Goryl показало, что в то время как 99 % терапевтов считают глину очень терапевтичной, только 25% использует её в своей практике. Исследований глины как терапевтического средства пока что не очень много (Sherwood, 2010, Gavron and Sholt,2006, Souter-Anderson, 2010). Недостаток трудов и книг о глине может быть результатом того, что терапия глиной часто включается в арт-терапию.

Роль глины в истории

 

Чтобы изучить терапевтические аспекты работы с глиной важно кратко описать роль, которую глина играла в истории. Глиняные изделия, такие как вазы, горшки, символические фигурки часто встречались в древних цивилизациях. Помимо функционального значения — ведь из глины делалось множество сосудов — она во многих культурах стала способом выражения божественного в жизни человека. Глина добывается из земли, и поскольку земля считается истоком всех вещей, можно сделать вывод, что глина способна закреплять очень мощные эмоции. Sholt и Gavron (2006: 66) считают, что можно проследить связь между «символическими глиняными предметами и психической духовной сферой человечества на ранних этапах истории». Так глиняные фигурки могут отражать связь между психическим миром человека  и материальным миром вокруг. Глина затрагивает самый первобытный способ самовыражения и коммуникации — прикосновение (Henley, 2002).

800px-Glina_Pottery_04

Тактильный контакт

 

Тактильный контакт — самый первый канал коммуникации, с которым знакомится ребенок (Bowlby, 1969). Именно осязание дает людям возможность понимать свои собственные границы (Sunderland, 2004). Прикосновение — первейший, основной невербальный способ для младенца почувствовать связь с матерью. С самого рождения мы начинаем выражать и ощущать чувства через прикосновения. Осязание очень тесно связано с формированием ранних привязанностей (Bowlby, 1969). Согласно Bowlby (1969) отсутствие надежной привязанности в раннем детстве может нанести ребенку такой эмоциональный вред, который будет приводить к трудностям на протяжении всей взрослой жизни. Souter-Anderson (2010) пишет о том, что многие терапевты видят во взаимоотношениях своих клиентов с глиной метафору их привязанностей с другими людьми в реальной жизни. Cattanach(1996:196) отмечает, что глина наделена специфическими качествами, она «отвечает, реагирует и требует «хватки», точно также, как и человеческие отношения, если Вы хотите добиться прогресса». Таким образом, работа с глиной в кабинете у терапевта позволяет детям и взрослым не только исследовать свои ранние привязанности, но и взглянуть со стороны на свои текущие взаимоотношения.


На глине остаются отпечатки, за счет чего чувства передаются от рук глине, делая невидимое видимым.  Кроме прикосновений, лепка из глины также предполагает телодвижения. Касание и движение взаимосвязаны. С их помощью могут быть открыты воспоминания из прошлого и «центральное окно к бессознательному» (Oaklander, 1988). Терапия глиной позволяет клиентам увидеть свои внутренние травму и раны (Sherwood, 2010). Nez (1991), используя глину со взрослыми, имевшими травматический опыт в детстве, обнаружил, что глина способствует более спонтанному и менее контролируемому самовыражению, чем множество прочих арт-стредств. Он отметил, что глина помогает клиенту войти в контакт с первобытными ощущениями и эмоциями.


glina

Глина как средство выражения эмоций


Глина — природный стимулятор катарсиса, очищения, так как позволяет ребенку выражать целый спектр эмоций. Катарсис дает выход прежде сдерживаемым и прерванным аффективным выходам (Schaffer, 2006). Когда дети ощущают себя застрявшими, фрустрированными и перегруженными жизненными переменами, использование глины предоставляет безопасное место для высвобождения накопившихся мыслей и эмоций, и ухода от прошлых деструктивных привычек. Для некоторых детей глина может служить для успокоения и снятия напряжения, для других  - сценой для выхода агрессии и фрустрации (Hart, 1992 as cited in Sholt & Gavron, 2006). Sholt и Gavron (2006:67) говорят, что терапия глиной может быть особенно полезной людям, которые испытывают трудности при вербальном самовыражении и которые уходят в защиты.
Глина податлива и трехмерна — и может стать всем, чего бы ни захотел ребенок. Она может принять конкретную форму или абстрактную, например, стать монстром, которого ребенок боится, в виде какого-то зверя или  же фантастической фигурой, носящей символический характер.  Как только из глины появилась форма, она может стать фиксированной и постоянной, а может быть разрушена и скатана обратно в шар. Создание разных форм может помочь ребенку найти способ выражать внутренние переживания и мысли. Souter-Anderson (2010) подчеркивает, что особенно глина полезна при работе с чувствами гнева. Она может служить средством сброса, чтобы предотвратить накопление негативных эмоций и чувств в ребенке. Macks (1990), как указано у  Henley (2002), рассказывает о клиенте, который раз за разом впивался ногтями в глину. Как он считает, чтобы «терапевтический процесс прогрессировал, сначала надо, чтобы весь подавленный и сдерживаемый гнев выплеснулся» (Sherwood, 2010:72).
Я нашла подтверждение его слов в работе с одним 9-летним мальчиком. Его направили на терапию из-за трудностей в налаживании отношений со сверстниками в школе. Он становился иногда очень гневливым и агрессивным, и в школе начали о нем беспокоиться. Его мать сказала, что он часто грустит.  Он был единственным ребенком и воспитывался одной мамой. Его родители были очень молоды, когда он родился, а его отец имел наркозависимость и из-за этого часто оказывается в тюрьме. Мальчик виделся с отцом, но лишь эпизодически, и скорее воспринимал его как знакомого, а не как отца. Он обычно приходил и просто бросал глину об стол. Я заметила, что он делал это когда был раздражен или зол на что-то, необязательно связанное с отцом, с чем-то связанным в школе, например, или когда сердился на маму или учителей.  В конце концов он превратил это в игру. Он нарисовал на доске круг, так что чем ближе к центру круга он попадал, тем больше очков он получал. Sherwood (2010:105) в своей книге подмечает, что это замечательный способ «дать выходу гневу, потому что он вымещается на поверхность доски. Это делает выплеск драматичным». Глина как земляной материал может принять очень много гнева и ярости. Ее использование помогает клиенту проработать такие темы, как гнев, горе и страх, и двинуться дальше в терапевтический процесс.


Другой клиент представлял множество эмоций через глину. Это 10-летняя девочка, живущая с мамой, братом и сводной сестрой в неблагополучном районе города. Её родители расстались два года назад, и к тому времени, как она попала на терапию, она все еще не могла принять эту ситуацию. Её отец и его новая подруга родили ребенка, переехали и создали новую семью. Девочка не считала себя частью этой новой семьи и все больше изолировалась от отца, ощущая себя брошенной.  У нее вызывали затруднение все материалы из моего набора, но когда я показала ей глину, она сразу же принялась кидать её в стол и стены. Это заряжало её энергией и улучшало настроение. Что интересно, на завершающих стадиях терапии, она начала создавать лица на поверхности стола.

 

Самооценка


         Работа с глиной очень подходит детям, которые сомневаются в своих способностях. Для использования глины совсем не нужно каких-то особенных навыков, и возможность неуспеха крайне низка (Henley, 2002). Игровая терапия недирективна, и поскольку терапевт не задает никаких ожиданий или рамок, клиент может выражать себя свободно, уверенно и без ограничений.  Кроме того, важный аспект работы с глиной, который часто игнорируется, поскольку в терапии мы сосредотачиваемся на процессе, а не на результате, это то, что она дает детям возможность создавать творения, способные долго сохраняться.  Постоянство созданного стимулирует самооценку ребенка, а когда он создает функциональные вещи (чашки, миски и пр.), он сам видит в себе способности к настоящему делу (White as cited in Schaffer, 2006).

   У меня был такой опыт с одной клиенткой. Она переживал ощущение покинутости и имела заниженную самооценку. На ранних сессиях она предпочитала просто поговорить, но затем выбрала поработать с глиной. Она слепила фигурку Спанчбоба (SpongeBob, персонаж мультфильма) и захотела унести его домой, что противоречило правилам, о которых мы условились в начале терапии. Она согласилась оставлять все в кабинете, пока ее терапия не закончится. Однако именно эта фигурка, казалось, была невероятно важна для неё, прежде она никогда не просила ничего забрать домой. Так что я обсудила это со своим супервизором, и он порекомендовал, чтобы она сделала еще одну фигурку, специально, чтобы показать маме и друзьям. На следующей сессии она сделала еще одного Спанчбоба и забрала его.
           На следующей неделе она рассказала мне, как все хвалили её работу. Она была очень довольна собой. Чудо глины в том, что она дает детям возможность сделать что-то из ничего. Они могут оставить свой собственный след, и таким образом вынести что-то из подсознания в сознательное (Heimlich and Mark, 1990 ascited in Sholt and Gavron, 2006).
          Глиняные вещи осязаемы и поэтому к ним можно вернуться на более поздних стадиях терапии. Важность этой особенности подтверждает пример одной моей клиентки, которая обыкновенно разглядывала и восхищалась своими работами каждую неделю. Игровая форма предоставляет детям неограниченные возможности творить, лепя из глины, и они тем временем наращивают уверенность в себе и повышают самооценку (Schaefer 2006). Oaklander(1988) также подчеркивает роль глины в исследовании теневой части себя и развитии самопринятия.

0007-010-Kak-uchili-shkolnikov-v-drevnej-rusi
Групповая работа


 Глина уже много лет используется психотерапевтами и арт-терапевтами, она зарекомендовала себя и в индивидуальной, и в групповой работе (Anderson, 1995; Mattes and Robbins,1981 as cited in Sholt and Gavron, 2006). Использовние глины может стать весьма социальным занятием. Когда группа правильно подобрана, и детям со схожими затруднениями создают условия для к взаимодействия, развиваются и закрепляются навыки вербального общения, уверенность и коммуникативность. Дети часто обмениваются идеями и предложениями о том, как что-нибудь сделать, а возможность помочь  своему сверстнику может быть очень благодарным делом (White, 2006). Сотрудничество и высказывание своих мыслей способствуют формированию чувства идентичности и принадлежности.  В исследовании терапии в переходном возрасте Sweeney и Thomas (Souter-Anderson, 2010) глина заняла второе по популярности место как средство самовыражения. На первом месте оказался песок.  Я убедилась в справедливости этих результатов при работе с группой из 4 девочек 11-ти лет. Основной целью группы было развитие уверенности в себе, самоуважения и более позитивного образа «Я». Одна девочка на каждой сессии испытывала трудности при выборе, чем же заняться. Остальные в это время её просто игнорировали. Но однажды мы использовали глину, и другие девочки посоветовали ей, что сделать. Она почувствовала такую поддержку, что создала законченную работу из глины. Она слепила голову.

До этого момента она не завершила ни одной работы до конца. После того, как она закончила, группа без моего участия самостоятельно решила вместе слепить фигуру. Они договорились сделать бляшку и украсить её блестками и звездами. И девочка, которая ничего ранее не доводила до конца, так вовлеклась в работу, что сама предложила написать на ней их инициалы
До того, как мы поработали с глиной, группа была довольно разобщенной. Я оценила, каким мощным инструментом сплочения она может выступать.
Еще одна клиентка, которая затруднялась решить, что делать каждую сессию, стала гораздо увереннее и раскрепощеннее, начав взаимодействие с глиной. Она нанесла глину на лицо и наслаждалась свободой использования глины, тем, что ей не надо делать фигурку, которая должна соответствовать каким-то идеальным стандартам.
Еще одно интересное наблюдение я сделала, когда одна девочка сделала пепельницу для своего папы и поделилась с группой своими опасениями о том, что ее папа умрет, если не бросит курить. Это откровение привело  к раскрытию еще одного члена группы, его страха за мать.

Sherwood (2010) отмечает, что использование глины в группах очень стимулирует обсуждение своих чувств и взаимоотношений.


Использование глины как метафоры


glinyanye ludi

Использование метафорического значения глины может напрямую повлечь мощный прогресс в терапии клиента. Как упоминалось ранее, глина позволяет клиенту открыть доступ к своему бессознательному. А это значит взглянуть в лицо причинам своих трудностей. Winner (1998) как пишет Henley (2002) указывает на то, что метафоры — более эффективное средство для улавливания смысла, чем беседа. Применение метафор дает возможность коснуться сложностей социальной и эмоциональной жизни клиента без прямого болезненного вмешательства и критики, (Henley, 2002) создавая символические эквиваленты мыслям, переживаниям и поступкам. Работа с метафорами — приятный и веселый способ затрагивать серьезные темы. На фото ниже представлена работа моего клиента о том, как он воспринимает мать. Он видит её змеей. И это не было негативной оценкой, ведь змеи могут символизировать защиту и трансформацию.


         Henley (2002) подчеркивает, что для эффективной работы с глиной ребенок уже должен иметь определенную способность к абстрактному мышлению. Он считает, что глина подходит для детей от 6 лет. Дети более младшего возраста также получат удовольствие от взаимодействия с этим материалом, но могут не получить необходимого терапевтического воздействия.
        Глина также может привести к регрессу, причем, согласно Henley (2002), этот регресс ведет к катарсису. Он может быть весьма мощным и пронзительным, и дарит огромное облегчение и трансформацию клиенту, при этом позволяя не проговаривать все эти процессы. Однако использование глины открывает дверцу в подсознание и терапевтическая беседа о видимых продуктах творчества клиента может вскрыть давно спрятанные воспоминания.
    Также я прихожу к выводу, что работа с глиной может способствовать развитию внимания, поскольку предполагает необходимость сфокусироваться.


      Рекомендации


      По итогам своего исследования я могу сформулировать некоторые рекомендации. Очень важно сделать так, чтобы глина в кабинете была в доступном месте. Рекомендуется применять работу с глиной с более широким спектром запросов и более широким спектром клиентов, например с людьми с ограниченными возможностями. В групповой работе глина очень способствует развитию коммуникативных навыков и эмпатии. Для этого можно попробовать немного директивно попросить группу создать образ себя или того, как они себя в данный момент чувствуют. Делая это, вы стимулируете групповую дискуссию, но помните, что нельзя никого заставлять говорить, если ему не хочется.


    Специалисты часто чувствуют себя неуверенно в отношении работы с глиной, что, видимо, является причиной её относительно малой распространенности в наборе техник и методов терапевтов (Souter-Anderson, 2010). Я советую специалистам посвятить время знакомству с этим материалом, прочувствовать, какие он вызывает у них ощущения и как лично им с ним работается.


     В заключении я бы хотела сказать, что до начала работы над этим эссе я знала о том, что глина – это эффективное средство. Но этот труд помог мне осознать, насколько и почему так мощен её терапевтический эффект, и что глина — это обязательный элемент в наборе терапевта.


       Литература:


1) Axline, V. (1947). Play Therapy: The inner dynamics of childhood. Cambridge: MA;
2) Houghton Mifflin.Axline, V. (1969). Play Therapy. New York: Ballantine Books. 3) Bowlby, J. (1969). Attachment and Loss (vol. 1). Hammondsworth: Penguin;
4) Cattanach, A. (1993). Process in Art Therapy. London: Jessica Kingsley Publications.
5) Freud, S. (2006). The Interpretation of Dreams. London: Penguin Group.
6) Henley, D. (1996). Clayworks in Art Therapy: Plying the Sacred Circle. London:
7) Jessica Kingsley Publications.Landreth, G. (2002 ). Play Therapy: The Art of the Relationship. New York:Routledge;
8) Oaklander, V. (1978). Windows to Our Children. New York: The centre for GestaltDevelopment Inc.
9) Schaffer, C. & Kadoun, H. (Eds) (2006)Contemporary Play Therapy. New York:Guildford Press;
10) Sherwood, P. (2010). The Healing Art of Clay Therapy. Melbourne: Acer Press;
11) Sholt, M. & Gavron, T. (2006). Therapeutic Qualities of Clay-work in Art Therapyand Psychotherapy: A Review. Art Therapy: Journal of the American Art TherapyAssociation, 23 (2) pp.66-72.;
12) AATA, Inc.Souter-Anderson (2010) Touching Clay, Touching What? Dorset: Archive Publishing:
13) Sunderland, M. (2003). Using Storytelling as a Therapeutic Tool with Children.Oxon: Speechmark Publishing Ltd.

Отзывы:
Ближайшие программы
20 октября
Вебинар " Целостность, жизненный смысл, творческая самореализация и психологическое здоровье".

Вебинар посвящен концепции, стратегии и методам работы с переживанием вдохновения, направленной на  восстановление и развитие личности. Эта работа способствует обретению жизненного смысла и выстраиванию на его основе целостной личности и ее социально-деятельностного контекста.

 


Все программы
×